Город в условиях осады

Накануне Великой Отечественной войны Севастополь был не только Главной базой Черноморского флота, но и крупным промышленным и культурным центром Крымской АССР. В нем проживало около 117 тыс. человек. В городе работали десятки учебных заведений, в том числе 33 школы, действовали два театра, несколько домов культуры и семь музеев, среди которых выделялись знаменитая Панорама обороны Севастополя 1854-1855 гг. и Херсонесский археологический музей.

Белоснежный город моряков и корабелов, утопающий в зелени парков и скверов, по праву считался одним из самых красивых в Советском Союзе. Весь центр Севастополя состоял из застройки второй половины XIX – XX вв., жилой фонд на окраинах города и в пригородных поселках составляли одноэтажные и двухэтажные частные дома. Город был вполне благоустроенным, при этом, несмотря на наличие системы водопроводов, обеспечение пресной водой было недостаточным. Жилые строения были канализированы только в центральной части города.

Рано утром 22 июня 1941 г. Севастополь стал одним из первых советских городов, на которые был совершен авиационный налет противника. Корабельный состав флота не пострадал, однако был полностью разрушен жилой дом на ул. Подгорной (ныне Нефедова), а также сильно повреждены здание школы № 4 и Институт физических методов лечения им. Сеченова. Погибли по разным подсчетам от 14 до 21 мирного жителя, которые стали самыми первыми жертвами начавшейся войны. Второй налет был совершён уже на следующий день, после чего до октября в небе над Севастополем установилось относительное затишье.

Были незамедлительно проведены мероприятия по маскировке всех построек города, в ходе которых стены покрывались темной краской, сажей или чернилами.  Как вспоминал очевидец «… город выглядел потускневшим, насторожившимся и как бы огрубевшим». Рядом с домами оборудовались водоемы, создавались запасы песка, разбирались старые деревянные строения. В тоже время повсеместно стали строить убежища, куда постепенно перебиралось гражданское население. Наиболее крупные были созданы в огромных штольнях завода Шампанских вин в Инкермане, где одновременно могли укрыться до 5 тыс. человек. Продолжали работать все коммунальные службы города, поддерживалась чистота и порядок на улицах.

С конца октября 1941 г. ситуация в корне изменилась – враг подошел к городу и началась его осада. Авиация противника подвергала массированным бомбардировкам не только места стоянки кораблей и заводы, но и жилые кварталы. После 5 ноября сигналы воздушной тревоги следовали буквально один за другим. Особенно разрушительным был налет 12 ноября, когда серьезно пострадали корпуса Севастопольского морского завода, а также 37 домов в самом городе.

Городу были нанесены значительные разрушения, сильно пострадала и инфраструктура – водопровод, электрические сети. Как пишет в своих воспоминаниях бывший начальник штаба Приморской армии Н.И. Крылов «облик центральной части города … сильно изменился. На улицах еще не успели расчистить все завалы от рухнувших стен, засыпать воронки. Сиротливо маячили посреди мостовой неподвижные трамваи. Большие дома, даже не пострадавшие, выглядели не жилыми».

13 ноября 1941 г. было принято решение о ликвидации последствий бомбардировок: разбирались завалы, строились новые укрытия, приводились в порядок тротуары, дороги.  29 ноября был пущен трамвай, который, как и в блокадном Ленинграде, стал символом того, что город живет несмотря ни на что.

Почти все население города скрылось в подземных убежищах.  Особенно много людей перебрались в подземные штольни Спецкомбинатов, производивших военную продукцию. На Спецкомбинате № 2 существовал целый рабочий городок – в убежищах проживали целыми семьями, при этом на одного человека приходилось 4-6 кв. метров жилой площади. В комнатах, царила идеальная чистота и порядок – любая нечистоплотность жестко пресекалась, т.к. была опасность возникновения эпидемий. Здесь же работали средняя школа, детские сады, амбулатория, кинотеатр, клуб.

Во время второго штурма города (17 декабря 1941 г.- 1 января 1942 г.) город вновь подвергался массированным налетам авиации, значительными были жертвы среди мирного населения. Всего за ноябрь и декабрь было полностью разрушено  235 жилых домов.

После окончания второго штурма, под Севастополем наступило относительное затишье, продолжавшееся до мая 1942 г. В городе начинаются масштабные мероприятия по преодолению последствий первых двух немецких штурмов. После бомбардировок и обстрелов города был частично разрушен жилой фонд, повреждены водопровод, канализация, телефонные и электросети, с улиц долгое время не убирался мусор.

Во всех районах города были созданы ремонтно-строительные конторы, которые занимались восстановительными мероприятиями. Военный корреспондент газеты «Правда» Н.Г. Михайловский вспоминал, что «на улицах не затихал грохот. Взрывались немецкие снаряды, клубы дыма летели по сторонам. И тут же люди с метлами и железными совками старательно, по-хозяйски, подметали тротуары, мостовые».

Город постепенно оживал, люди стали покидать убежища и возвращаться в свои дома. К концу января под землей остались только общежития Спецкомбинатов, коллектора и СевГРЭС. Восстановление жилого фонда шло быстрыми темпами: например, к 23 марта только жилищное управление Северного района отремонтировало свыше 20 домов и дало свыше 1200 кв. м жилплощади; закончена разборка 25 разрушенных домов.

Особое внимание уделялось уборке мусора. С 12 по 22 апреля в городе были проведены декады чистоты: мусор и нечистоты вывезены на свалки, частично закопаны. Эти мероприятия, а также своевременное проведение профилактических прививок позволили предотвратить вспышки инфекционных заболеваний. Порядок в Севастополе был наведен к апрелю – началу мая 1942 г.

Значительное внимание уделялось восстановлению различных предприятий и учреждений города, предназначенных для бытового обслуживания населения и военнослужащих. Весной были открыты парикмахерские, прачечные, бани, продуктовые магазины и фотоателье. В городской газете «Маяк Коммуны» появились объявления следующего содержания: «требуются мужские парикмахеры, специалисты по военным фуражкам и мастерицы дамского платья. Адрес: Базарная площадь, дом № 3».

В городе функционировало несколько учреждений культуры. Продолжали работу театральные труппы Дома флота, приезжали концертные бригады Московской эстрады и филармонии, а 22 февраля 1942 г. в штольне на ул. К. Маркса открыт подземный кинотеатр «Ударник» на 150 человек, в котором ежедневно проводилось четыре сеанса. В городе работали шесть стационарных, а также 15 передвижных библиотек, которые к началу мая выдали 32 960 книг. К 23 февраля в помещении Картинной галереи открылся музей второй обороны Севастополя, в котором была размещена экспозиция, освещающая подвиги севастопольцев во время обороны. У входа в музей была установлена немецкая пушка, неподалеку, на площади III Интернационала, трофейная самоходная артустановка. Ежедневно музей посещали 800 – 900 человек.

В январе после долгого перерыва открылись две средние и шесть начальных школ, причем все располагались в специально оборудованных убежищах. В апреле 1942 г. в школах занимались 2 422 ученика. Для маленьких севастопольцев в городе работали три детских сада, принявших 142 ребенка.

Всего с начала войны и до 10 мая 1942 г. авиация противника совершила 207 налетов, сбросив на Севастополь 2700 фугасных и свыше 3 тыс. зажигательных бомб. За это же время артиллерия выпустила по городу 9 050 снарядов. Было полностью разрушено 310 и повреждено более 1 тыс. домов. Особенно велики оказались разрушения на Корабельной стороне, которая подвергалась интенсивным бомбардировкам, по причине наличия крупных предприятий оборонного значения. Всего погибло свыше 400 и ранено 800 жителей города.

После 20 мая, когда пала Керчь, авианалеты на город значительно усилились: противник готовился к новому штурму. Настоящие «ковровые» бомбардировки начались 2 июня 1942 г. когда целями немецких пилотов были не только военные объекты, но и жилые кварталы, городская инфраструктура. Немецкие истребители летали на малых высотах, гоняясь за любой целью. Людей нигде не было видно: население «уходило» под землю. Данные о количестве сброшенных в этот день бомб в различных источниках сильно разняться: от 1 500 до 4 000 фугасных и тысячи зажигательных. В городе были произведены масштабные разрушении жилого фонда (особенно в Центральном и Корабельном районах) и водопровода, прекратилось снабжение электроэнергией жилых домов и некоторых предприятий. По некоторым данным к концу дня было разрушено и подожжено до 100 домов.

Возникли многочисленные пожары, в частности, были подожжены склады винной базы, где хранились большие запасы продовольствия. Потушить огонь удалось с большим трудом. К сожалению, на тушение пожаров ушло много воды, что сразу же сказалось на водоснабжении населения. Во время налета погибло не менее 78 жителей города.

Весь наличный состав МПВО и аварийно-восстановительных служб города включился в разбор завалов и тушение возгораний. Бомбардировка города прекратилась лишь с наступлением темноты. В течение ночи на 3 июня 1942 г. население самоотверженно боролось с огнем, устраняло разрушения и повреждения коммунального хозяйства. К утру удалось потушить пожары, восстановить основные линии связи, частично отремонтировать водопровод и т.д.

В последующие дни, вплоть до начала немецкого наступления (7 июня) город подвергался беспрерывным бомбардировкам. По некоторым данным в эти дни немецкая авиация совершила на город и боевые порядки советских войск до 9 тысяч самолетовылетов, сбросив 46 тыс. фугасных и 23 800 зажигательных бомб. Артиллерия выпустила по городу от 100 до 126 тыс. снарядов. В результате в городе было разрушено 4 640 и повреждено около 3 000 зданий, вызвано свыше 500 пожаров, погибло не менее 138 и ранен 171 мирный житель. Даже в этих экстремальных условиях все городские службы работали максимально напряженно, борясь с пожарами и спасая людей.

Масштабы разрушений были колоссальны: вся городская инфраструктура оказалась выведена из строя, повсеместно возникли очаги возгорания. Очевидец событий, житель города Е.В. Сушко вспоминает: «… потрясенный невиданным зрелищем, грандиозным пожаром, я выбежал на улицу и помчался в штольню. На спуске в балку я остановился, очарованный обезумевшим пламенем, пожирающим казармы Зенитного училища…Такого огненного кошмара я больше не видел никогда. Горело все: и земля, и вода, и небо. Горел весь мой Севастополь».

В начале июля 1942 г., когда завершилась героическая оборона Севастополя, противник захватил почти полностью разрушенный город, в котором не работали водопровод, канализация, электроснабжение и отсутствовали запасы продовольствия. По некоторым данным только в период с 25 мая по 30 июня 1942г. было разрушено 2782 дома, погиб 791 житель города, было ранено 1 016 человек.

С.В. Рузаев, главный специалист

Музея военной техники "Боевая слава Урала"