Лётчики Московской авиационной группы особого назначения в обороне Севастополя

В годы Великой Отечественной войны для нужд Красной Армии и Военно-Морского флота  активно использовались силы и средства Гражданского воздушного флота (ГВФ). Уже на второй день войны, 23 июня 1941 г., СНК СССР вынес специальное постановление о подчинении в оперативном отношении Гражданского воздушного флота Народному комиссариату обороны (НКО) СССР и формировании из личного состава и самолетов ГВФ особых авиационных групп, которые передавались в оперативное подчинение командующим воздушными армиями фронтов и военно-воздушными силами флотов.

На формирование особых авиационных групп выделялось до половины самолетного парка ГВФ с необходимым личным составом. В соответствии с «Положением о работе Гражданского воздушного флота в военное время», утвержденным постановлением СНК СССР, к 25 июня 1941 г. были сформированы и приданы фронтам следующие подразделения ГВФ: Московская авиагруппа особого назначения (Москва), Киевская авиагруппа (Киев), Белорусская авиагруппа (Смоленск), Юго-Западная группа (Одесса), Северная группа (Ленинград), Северный отряд ГВФ при Северном флоте (Архангельск), Балтийский отряд ГВФ при Балтийском флоте (Ленинград) и Черноморский отряд ГВФ при Черноморском флоте (Симферополь). Личный состав этих авиационных соединений считался призванным в Советскую Армию.

По приказу Наркома обороны от 9 июля 1941 г. «Об использовании Гражданского воздушного флота в военное время» на гражданскую авиацию возлагалось выполнение особых заданий Государственного комитета обороны и Наркомата обороны по специальным воздушным перевозкам военных грузов и высадке десантов, подготовка пилотов для боевой авиации и повышение квалификации летно-подъемного состава, обслуживание авиаперевозками нужд народного хозяйства, переведенного на работу для обороны.

Во второй половине 1942 г. все особые авиационные группы ГВФ были переформированы в отдельные авиационные полки ГВФ. Что касается Московской особой авиационной группы, то она была преобразована в 1-ю авиатранспортную дивизию. 5 ноября 1944 г. 1-я авиатранспортная дивизия ГВФ была преобразована в 10-ю гвардейскую авиатранспортную дивизию ГВФ. Ее командиром был назначен генерал-майор авиации Ш.Л. Чанкотадзе.

Московская авиагруппа особого назначения (МАГОН) была сформирована для обслуживания непосредственно НКО и НКВМФ. Для выполнения заданий Главного санитарного управления Красной Армии имелась специальная санитарная эскадрилья. 25 сентября 1941 г. из состава Московской авиагруппы особого назначения была выделена особая авиагруппа связи, предназначенная для связи Генерального штаба с фронтами. Местом базирования авиагруппы был определен аэродром «Внуково».

В авиагруппу со всей страны были собраны наиболее подготовленный летный и технический состав, основу парка боевых машин составляли самолеты ПС-84 (Ли-2). Всего в МАГОН после ее укомплектования было 138 самолетов, из них 83 самолета ПС-84. В последующем в составе 1-й авиатранспортной дивизии было три авиационных транспортных полка (по 30 ПС-84) трех-эскадрильного состава.

Работа Московской особой авиационной группы сначала планировалась Управлением военных сообщений, а с ноября 1941 г. – непосредственно штабом Тыла Советской Армии. Командиром авиагруппы был назначен В.М. Коротков, комиссаром – И.М. Карпенко.

Московская авиагруппа особого назначения и сформированная впоследствии на ее основе военно-транспортная авиадивизия были основным фронтовым формированием гражданского воздушного флота в военные годы.  Их подразделения и части принимали участие во всех крупных боевых операциях Красной Армии на фронтах, выполняли боевые задания в тылу немецко-фашистских войск, обеспечивали перевозки грузов и людей внутри страны.

Неоценимую помощь МАГОН оказала героическим защитникам осажденного Севастополя. Только на завершающем этапе обороны города, в период 21 июня – 1 июля 1942 г., двадцатью самолетами ПС-84  авиагруппы было произведено 229 вылетов в Севастополь, в том числе 110 вылетов с посадкой. За это время защитникам города было доставлено 220 т боеприпасов и продовольствия и одновременно вывезено 2162 человека.

В составе экипажей двух эскадрилий МАГОН, принимавших участие в севастопольской операции состояли лучшие летчики, имевшие боевой опыт, проявившие мужество и отвагу при полетах на остров Даго, в глубокий тыл противника, в осажденный Ленинград. Также в каждом экипаже самолетов авиагруппы были опытные штурманы морской авиации ВВС Черноморского флота, хорошо знавшие условия полета и условия посадки на ограниченный по размерам и подходам единственный аэродром, на котором была возможна посадка самолетов ПС-84.

В Севастополь самолеты вылетали с аэродромов "Краснодар-Центральный" и "Кореновская" так, чтобы быть в городе после полуночи. Прикрытия – никакого, весь расчет на то, что враг их не обнаружит. Поэтому летали поодиночке с большими интервалами, прокладывая курс над морем подальше от берега. Это давало возможность избегать скопления самолетов на Херсонесском аэродроме, который  находился под постоянным артиллерийским обстрелом. За ночь на Херсонесском аэродроме приземлялось 12 – 13 машин, доставляя в среднем по 2 т боезапаса каждая. Обратными рейсами вывозили  на каждом самолете по 14 – 16 человек раненых или ценные грузы. Экипаж самолета под командованием М.С. Скрыльникова вывез из Севастополя командование Севастопольского оборонительного района и Черноморского флота во главе с вице-адмиралом Ф.С. Октябрьским, проявив при этом мужество и высокое летное мастерство.

По воспоминаниям В.И. Ракова, принимавшего участие в обороне Севастополя в составе 3-й особой Севастопольской авиагруппы, "...условия, в которых приходилось действовать летчикам при совершении этих полетов, были просто немыслимые по обычным представлениям. Самолет шел на посадку вслепую, не видя привычных стартовых огней, просто на середину аэродрома, обозначенную фонарем «летучая мышь», или туда, где он только что видел короткую вспышку прожектора. Летчик завершал посадку в полнейшей темноте, совершенно не видя земли. Приземлившись в таких условиях, он разворачивался и начинал рулить, стараясь хоть приблизительно выдержать нужное направление. А сзади, где только что короткой вспышкой блеснул прожектор, предупреждая об опасности врезаться в землю, уже рвались снаряды. Машина с прожектором мчалась без огней на новое место, чтобы посветить оттуда следующему самолету, заходящему на посадку."

В севастопольской операции отличились  экипажи И.Г. Неронова, П.М. Русакова, В.В. Любимова, И.Д. Полосухина, С.Е. Кварталова, Г.К. Кошевича, А.И. Куликова, П.И. Колесникова, В.А. Пущинского, В.И. Шутова и др. Особенно отличился экипаж самолёта ПС-84 из состава 3-й авиационной эскадрильи во главе с командиром корабля лейтенантом Василием Васильевичем Любимовым, который летал каждый из 10 дней полётов по полному циклу. За 10 полётов в Севастополь он доставил 17.122 кг грузов, за 10 обратных – 83 раненых, 62 пассажира и 1.515 кг груза.  Всего экипаж В.В. Любимова перевёз 18.637 кг грузов и 145 человек. Лейтенант В.В. Любимов был награждён орденом Красного Знамени, государственные награды получили и другие члены экипажа самолета.

За период «работы по Севастополю» в конце июня – начале июля 1942 г. МАГОН  потеряла один самолет ПС-84, который 28.06.1942 г. «при посадке при рулежке на Севастопольском аэродроме попал в воронку от авиабомбы, подломил шасси и винты» и был оставлен в Севастополе «в ожидании заводского ремонта». По одним данным, самолет был потерян: «впоследствии попадания снаряда этот самолет был сожжен», по другим — «в связи со сложившейся обстановкой 1 июля [1942] самолет был сожжен при бомбежке противника» или «сожжен на аэродроме нашей бригадой в г. Севастополе при оставлении города Севастополь нашими войсками». Потерян был не только самолет. Не была эвакуирована из Севастополя, доставленная 29.06.1942 г. для ремонта самолета бригада полевой авиаремонтной мастерской МАГОН (ПАРМ) в составе 4-х вольнонаемных авиационных специалистов во главе с начальником ПАРМа А.П. Соловьевым. Официально бригада числится пропавшей без вести. На самом деле А.П. Соловьев вместе с другим членом ремонтной бригады П.Ф. Аксеновым  попал в плен 4 июля 1942 г., судьбы других членов бригады В.М. Тагунцева и Е.С. Григорьева не установлены. Попал в плен штурман одного из самолетов ПС-84 (офицер ВВС ЧФ) Красинский Александр Михайлович, откуда был освобожден лишь в апреле 1945 г. Такова была цена за успешное в целом осуществление воздушного снабжения Севастополя и эвакуации летом 1942 года лётчиками Аэрофлота.

За проявленные мужество и героизм при выполнении боевых заданий большинство личного состава Московской авиагруппы особого назначения было награждено орденами и медалями, в том числе и медалью "За оборону Севастополя".

Е. Ерошевич

научный сотрудник