Забытые батареи

Трудно представить оборону Севастополя 1941-1942 годов без береговых артиллерийских батарей. Во многом благодаря их действиям город продержался 250 дней. Сейчас на позициях этих батарей установлены памятники и мемориальные доски. Имена командиров батарей присвоены севастопольским улицам. Но есть две батареи, о которых почти не вспоминают. На местах их позиций нет никаких обозначений. Почти забыты имена не только краснофлотцев, но и командиров этих батарей. Единственное место, где обозначены номера этих батарей – командный пункт (КП) Береговой обороны (БО) и Приморской армии (ПА) периода обороны Севастополя. На наружной стене этого сооружения установлены гранитные доски, на которых перечислены все соединения и части береговой обороны, участвовавшие в боях за город. В списке упомянуты 724 и 725 батареи на механической тяге. О них и пойдёт речь.

724 и 725 подвижные батареи были вооружены однотипными орудиями: имели четыре 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20 образца 1937 года с дальностью стрельбы свыше 17 км. В качестве тягачей использовались тракторы «Коминтерн» или «Ворошиловец». Двигатель последнего использовался в танках Т-34. Для противовоздушной обороны батареи имели по две счетверённые зенитно-пулеметные установки «М-4» на грузовиках.

13 июля 1940 года командиром 724 батареи был назначен старший лейтенант Спиридонов Михаил Вениаминович. В декабре 1940 года в командование 725 батареей вступил старший лейтенант Ясинский Георгий Васильевич. Под  командованием этих офицеров батареи прошли весь боевой путь с первых дней войны и до последних часов обороны Севастополя.

К началу Великой Отечественной войны 724 и 725 батареи в составе 40-го отдельного подвижного артиллерийского дивизиона (ОПАД) входили в состав Дунайского сектора береговой обороны, организационно входившего в состав Дунайской флотилии. Позиции 724 батареи располагались у селения Джуржулешты, у впадения в Дунай Прута, по которому шла дальше на север государственная граница. Батарею прикрывала отдельная пулеметная рота, имевшая на вооружении 22 пулемета «Максим». 725 батарея прикрывала г. Измаил, вблизи которого и находилась огневая позиция батареи.

Военные действия на Дунае начались на рассвете 22 июня 1941года. В 4 часа 14 минут румынские береговые батареи открыли огонь по советской стороне. А уже в 4 часа 20 минут батареи Дунайского сектора береговой обороны, в том числе 724 и 725, вели огонь по позициям румынских войск, первыми из береговых батарей Береговой обороны Черноморского флота (БО ЧФ). На 724 и 725 батареи возлагалось ведение контрбатарейной борьбы, стрельбы по кораблям противника и обеспечение высадки десанта. Утром 25 июня, после артиллерийской подготовки, проведённой береговой артиллерией, в том числе и 725 батареей, на м. Сатул-Ноу кораблями флотилии был высажен первый десант войны в составе одной роты. На позициях 725 батареи находился наблюдательный пункт (НП) Командующего Дунайской флотилией. С него командир сектора БО полковник Е.Т. Просянов управлял огнём батарей. В тот же день бронекатера, прикрываемые огнем 724 батареи, поставили минные заграждения между Галацем и Ренни.

724 первой из береговых батарей БО ЧФ провела стрельбу по кораблям противника. Артиллеристы особенно отличились 24 июня. В это день три монитора противника вышли из Галаца по направлению к Измаилу. Наблюдатели батареи первыми обнаружили их. Командир Спиридонов объявил тревогу, доложил по радио в штаб флотилии о появлении вражеских кораблей и открыл по ним интенсивный огонь. После нескольких залпов 724 батареи мониторы противника, не приняв боя, повернули на обратный курс. Это была первая и последняя попытка румынских мониторов за все время боевых действий Дунайской флотилии прорваться из Галаца вниз по Дунаю.

Успешные боевые действия 724 батареи неоднократно отмечались в приказах Командующего Дунайской флотилией. Была даже выпущена листовка – «Берите пример с батареи Михаила Спиридонова!». За умелое руководство боевыми действиями и проявленное мужество и отвагу 14 июля 1941 года командир 724 батареи старший лейтенант М.В. Спиридонов и командир огневого взвода лейтенант Ф.Л. Величко были представлены к награждению орденами Красного Знамени, а командир орудия сержант  С.Х. Соленый к медали «За отвагу».

16 июля командование Южного фронта было вынуждено принять решение об отходе. 724 и 725 батареи оставили свои позиции только после отхода частей 14-го стрелкового корпуса и ухода кораблей Дунайской флотилии. По решению Военного Совета Черноморского флота 724 батарея была передана Одесской военно-морской базе, а 725 батарея – Каркинитскому сектору береговой обороны, куда они дошли своим ходом.

В составе 40-го ОПАД 724 батарея с первых дней обороны Одессы действовала в боевых порядках наших войск. Дважды побывавший на батарее член Военного Совета Одесского оборонительного участка дивизионный комиссар И.И. Азаров высоко оценил действия личного состава. 724 батарея была признана лучшей среди батарей 40-го ОПАД. На протяжении всей обороны батарея действовала с высоким напряжением, систематически ведя огонь по противнику, зачастую прямой наводкой. Особенно активно 724 батарея действовала в период эвакуации наших войск из Одессы. Одной из последних оставив огневую позицию, батарея морем была доставлена в Севастополь. За оборону Одессы некоторые батарейцы  были награждёны медалями, старшина Тертычный Павел Максимович был представлен  к  ордену Красного Знамени.

725 батарея вошла в состав Каркинитского сектора БО, сформированного в районе Перекопа и Сиваша. К исходу дня 12 сентября 1941 года передовые части немцев подошли к Крыму на широком фронте от Перекопа до Чонгарского перешейка. Как только противник вошел в зону огня, 725 и другие батареи открыли огонь, поддерживая части 156 стрелковой дивизии. В тот день 725 батарея израсходовала 195 снарядов, а краснофлотец батареи Бондаренко сбил из винтовки вражеский самолет. После того как 24 октября немцы двинули на Перекоп свои главные силы, интенсивность стрельб и расход боезапаса резко возросли. Так, 26 сентября 725 батарея израсходовала 426 снарядов.

После прорыва противником Ишуньских позиций наши войска вынуждены были отходить на юг. Начала отход и 725 батарея. 26 и 27 октября батарея в районе Ишуни, будучи на марше, была атакована танками и пехотой противника. В обоих случаях командир батареи под огнём противника успел развернуть батарею и отразить три атаки, уничтожив пять танков, две бронемашины и много живой силы противника. 7 ноября 1941 года 725 батарея пришла в Севастополь.

29 октября в городе было введено осадное положение. В тот же день комендант БО Главной базы ЧФ принял решение о выдвижении из Севастополя в район д. Николаевка 724 батареи. Капитану Спиридонову вечером 29 октября было приказано срочно выдвинуть батарею и занять огневую позицию южнее д. Николаевка с задачей не допустить продвижения вражеских колонн к Севастополю по дорогам вдоль побережья. В течение ночи батарея совершила марш и к утру 30 октября заняла огневую позицию в районе восточнее д. Береговое.

Как известно, оборона Севастополя началась в 16 часов 35 минут залпами 54 батареи. Чуть позже, около 17 часов, по движущимся к Севастополю войскам противника открыла огонь и 724 батарея. Обладая высокой маневренностью, батарея выдвигалась то на один, то на другой участок нашей обороны и наносила ощутимые удары по врагу. Особую стойкость и мужество проявили командир огневого взвода младший лейтенант П.М. Тертычный, артиллеристы С.Ф. Самохин, В.А. Красников, А.А. Приходько и др. Они нередко часами вели огонь, прекращая его только ради сохранения орудий.

В течение 31 октября и 1 ноября батарея провела по противнику десятки стрельб, подвергаясь почти непрерывной бомбёжке вражеской авиации и ударам артиллерии. К вечеру 1 ноября, ведя тяжелые бои, 724 отошла в район 30 батареи.

С созданием в начале ноября 1941 года Севастопольского оборонительного района и четырех секторов обороны в оперативное подчинение коменданта 2-го сектора вошла 725 батарея, а 724 – в подчинение коменданта 3-го сектора. После отражения первого штурма противника береговая артиллерия была выведена из подчинения комендантов секторов за исключением 724 и 725 батарей.

К сожалению, очень мало документов о боевых действиях 724 и 725 батарей в обороне Севастополя. Удалось найти только один документ командира 724 батареи, согласно которого в период с 30 октября 1941 года по  1 января 1942 года батарея израсходовала 760 снарядов. По аналогии, можно допустить, что и 725 батарея израсходовала примерно столько же снарядов.

В период временного затишья зимой и весной 1942 года береговые батареи Севастополя стреляли очень редко. Исключение составили 724 и 725 батареи, которые систематически привлекались для отражения вражеских атак и для артиллерийской поддержки наших войск, неся при этом потери. Так, 11 февраля 1942 года погиб военный комиссар 725 батареи старший политрук Савелий Аристархович Фролов. Его могила находится на Братском кладбище в Севастополе.

В период отражения третьего штурма Севастополя 724 и 725 батареи, находясь в боевых порядках дивизий Приморской армии, активно взаимодействовали с армейской артиллерией и выполняли заявки командиров батальонов и полков по уничтожению танков и пехоты противника. К началу третьего штурма города в 724 и 725 батареях имелось 1,8 боекомплекта. К 25 июня на 724 батарее осталось всего 45 снарядов. К вечеру того же дня последние снаряды были израсходованы.

29 июня 725 батарея стояла в районе выс.172,7 (Английское кладбище) и оказалась на направлении удара 72 пехотной дивизии противника. Последние снаряды выстрелила в упор по танкам, а затем несколько батарейцев заняли окопы и до конца прикрывали отход своих товарищей. В тот же день 724 батарея после тяжёлых боев в районе Трензиной балки с одним исправным орудием заняла позицию в районе Максимовой дачи. В расчёте  орудия было всего три человека – комендор  В.А. Красников, номерной Вербицкий и телефонист Корчагин. С подходом противника орудие открыло огонь, поддерживая подразделения 7 бригады морской пехоты. Небольшое количество снарядов было быстро израсходовано, и орудие замолчало. На позицию орудия просочились вражеские автоматчики. Батарейцы разбили прицельное приспособление и отошли в район 35-й батареи, куда стягивались и другие, оставшиеся в живых артиллеристы 724 и 725 батарей.

В первых числах июля 1942 года некоторые из уцелевших батарейцев оказались в плену, часть и по сей день числятся пропавшими без вести 2 и 3 июля 1942 года. 3 июля 1942 года был пленён командир 724 батареи капитан М.В. Спиридонов. Содержался Спиридонов в шталаге №365. После освобождения из плена прошел проверку, после которой 22 ноября 1945 года был уволен в запас. Вернулся в Харьков. Долгое время работал на производстве, был удостоен звания Героя Социалистического труда (на одном из фото запечатлён со звездой Героя Социалистического труда). В одном шталаге с ним находился интендант 725 батареи Иван Николаевич Высоцкий, погибший 10 мая 1943 года.

Командиру 725 батареи капитану Г.В. Ясинскому в ночь на 3 июля 1942 года удалось попасть на борт сторожевого катера СКА-019, подошедшего к Херсонесскому полуострову. На следующий день СКА-019 благополучно дошёл к Новороссийску. В дальнейшем, уже в звании майора, Ясинский воевал на Кавказе, командовал 214 ОПАД.

На территории музейного комплекса «35-я береговая батарея» построен Пантеон памяти, в котором размещены имена последних защитников Севастополя. Сейчас их свыше 39 тысяч. Среди них фамилии командиров 724 и 725 батарей М.В. Спиридонова и Г.В. Ясинского.

 

С. Вершков

экскурсовод